Средневековая отопительная батарея (жаровня)

Уже достаточно давно в нашем сообществе витает мысль об обогреве шатра и в целом о средневековом варианте отопительной батареи для закрытых пространств, где костер или очаг устроить невозможно.

Проанализировав изобразительные источники и сохранившиеся экземпляры можно разделить жаровни на два основных типа: металлические и керамические. Попадаются также наборные коробки с песком, используемые для основания костра. По внешней форме встречаются следующие:

  • ящикообразный 
H. 1400, Nacimiento de San Juan, , Hermanos Serra o maestro de Cinctorres, Museo Nacional de Arte de Cataluña, Barcelona (detalle) (Imagen obtenida de Andrea Carloni)Brazier.Date 13th century Culture Spanish
  • в виде круглого таза
1425 ; 1435 ; Wien ; Österreich ; Wien ; Österreichische Nationalbibliothek ; cod. 485 ; fol. 58vMS. Bodl. 264, pt. III Title text-Li Livres du Graunt Caam.Country or nationality of origin English Date c. 1400 Folio or page no.fol. 223v
  • горшковидный
Горшок для углей(Aspot).Нидерланды.Девентер XIV-XV век
Мы решили опробовать вариант с горшком для углей, т.к. не хотелось использовать источник с открытым огнем внутри шатра и близ вещей.

Belles Heures of Jean de France, duc de Berry, 1405–1408. Herman, Paul, and Jean de Limbourg (Franco-Netherlandish, active in France by 1399–1416)1500 - 1600 materialtechnique redware type of object fire pot

Горшок был сделан специально из жаропрочной керамики нашим другом и мастером Дмитрием Поповым (Воронеж). Внутренний объем горшка 4 литра, которая приподнята на небольшой подставке, чтобы тепло не уходило в землю (на манер заварочных чайников). Отверстия только сверху.

Сразу о процессе засыпания угля. Очень важно выбрать именно тлеющий уголь, если в угле еще горит древесина, то будет сильно дымить. Из-за отсутствия отверстий сбоку и снизу кислород в горшок не поступает тем самым, не давая углям прогореть, а лишь тлеть, что увеличивает время обогрева.

первый опыт с горшком для углей
При первом использовании керамика может дать небольшую трещину, о чем предупредил мастер и заверил, что это в пределах нормы. Действительно наш горшок под треснул, но на его пригодность это никак не повлияло, что безусловно радует.

Теперь о самом обогреве. Мы засыпали 2/3 тлеющего угля из лиственных пород древесины. Горшок значительно прогрелся и отдавал тепло, как если бы это был электрический масляный обогреватель. Уголь дотлевал еще 3-4 часа сохраняя почти постоянное тепло. Дыма не было. Важно заметить, что при использовании в закрытом помещении следует предусмотреть небольшой воздуховод вверху, чтобы не угореть.

Для регулировки тепла можно применять различные породы древесины, а также кол-во угля в горшке.

Будем продолжать эксперименты с обогревом и фиксировать полученные результаты.

Особенности крепления и удержания большого шита (павезы)

Просмотрев несколько изображений можно заметить, что щит крепился ремнем перекинутым через шею, а также ремнем чуть выше локтевоно сустава. Снизу была ручка, за которую держали кистью.



При необходимости в бою могли отпустить нижнюю ручку щита и освободившейся рукой взяться за копье или выхватить из-за пояса кинжал. Верхний край щита при таком хвате распологался чуть ниже уровня глаз. На изображениях часто встречаются войны отводящие нижний край щита вперед. Предположительно, таким образом закрывали ноги от падающих стрел и ударов.



Основные типы военной моды в германских землях в 14-ом столетии топик-ссылка

При изучении изобразительных, письменных источников 14 столетия, а также артефактов, сохранившихся в музеях и найденных археологами, при всем их многообразии, со временем начинают прослеживаться определенные общие тенденции группирования деталей защитного снаряжения и декоративных элементов, которые можно условно назвать «военной модой». Также прослеживаются изменения этой моды по землям и годам...

Обзор эволюции немецкого доспеха за 14 век топик-ссылка

В этой статье мы попробуем проследить, как изменялся комплекс защитного снаряжения в Германии за этот период на примере доспехов рыцарей (как носителей самого прогрессивного вооружения), основываясь на фактически сохранившихся в музейных коллекциях предметах, а также на наиболее подробных изображениях с рыцарских могильных и поминальных плит, демонстрирующих полные доспешные комплексы.

Профессия рыцарь топик-ссылка

Рассматривая условия существования и условности статусов средневековых людей в обществе, отмечаешь некоторую двойственность… рыцарь - это с одной стороны, статус: дворянин, имеющий определенные права и обязанности в военном сословии и имеющий право на определенный социальный статус в обществе, с другой стороны - рыцарь это профессия, т. е. : это человек, умеющий качественно вести сражение верхом на боевом коне в полных доспехах...

Этнический состав Германского государства в Средние века

 
Выдержка из статьи Н.Ф. Колесницкого «Этническое и государственное развитие Германии в VI – XIV вв.» («Средние века. Сборник. Выпуск 23», Академия наук СССР. Москва. 1963).


Этнический состав Германского государства был весьма пестрым; кроме элементов образующейся немецкой народности в него входили и такие этнические группы, которые вовсе не вошли в ее состав. К ним относилось население Лотарингии и Эльзаса, примыкавшее к французской народности (в Нижней Лотарингии образовались нидерландские народности), и романское население присоединенной в 1033 г. Бургундии. В начале второй половины в. Германия подчинила себе Северную и Среднюю Италию, господство над которой носило эпизодический характер, и никаких попыток ассимиляции ее населения германские короли предпринять не могли.
Население остальной территории Германии, из которой сформировалась немецкая народность, тоже не являлось этнически однородным. Кроме германцев, составлявших большинство[1], здесь было еще многочисленное славянское население; встречались также значительные поселения рето-романцев (в областях Хур и Алеманния).
Славянское население в большем или меньшем количестве, компактно или рассеянно встречалось почти на всей территории Германии вплоть до Рейна[2]. Целыми волостями и отдельными селами славянское население осело в Восточной Тюрингии западнее Салы[3]. В этой области долго сохранялись следы славянского жупного устройства и славянские городища-бургвырды. Компактные славянские поселения имелись на Верхнем и Среднем Майне (майнцские и ридницкие венеды)[4]. Славянские волости простирались вплоть до Алемании[5]. О славянских гуфах, колонистах и крепостных крестьянах, рассеяных в разных областях Германии, мы встречаем сведения во многих дипломах и монастырских описях[6]. В дальнейшем славянское население западнее Лабы подверглось насильственной ассимиляции. Такая же участь постигла впоследствии и тех порабощенных в XIIв. немецких славян, которые жили восточнее Лабы и на Дунае[7]. Таким образом, в формировании немецкой народности участвовали, с одной стороны, германские этнические группы, с другой стороны, рассеянное на территории Германии негерманское (главным образом славянское) население.



[1]По данным, принятым в настоящее время в немецкой исторической литературе, население Германии второй половины XIв. исчислялось в 5-5,5 млн. человек; 90% составляли немцы, остальные 10% — славяне и другие народности (см. K.G. Hugelmann. Stämme, Nation und Nationalstaat im deutschen Mittelalter, S. 382)

[2]Вопрос о том, когда и каким способом массы славянского населения проникли далеко на запад Германии, в исторической литературе до сих пор не выяснен. Большинство немецких историков полагает, что славяне были поселены западнее Эльбы немецкими королями и местными магнатами в качестве колонистов или военных союзников. Некоторые немецкие историки говорят о вторжении и свободном расселении славян в Германии (E.O. Schulze. Kolonisierung und Germanisierung der Gebiete zwischen Saale und Elbe. Leipzig, 1898, S. 10). Массовый характер славянских поселений заставляет предположить, что в действительности имели место вторжения целых родовых союзов славян, которые, вероятно, происходили в течение не одного столетия и закончились не ранее VIIв. Отдельные славянские поселения могли возникнуть и позже в результате переселения славянских колонистов немецкими королями и магнатами (см. F. Lütge. Die Agrarverfassung des früheren Mittelalters im mitteldeutschen Baurn. Jena, 1937, S. 69 f.; W. Schlesinger. Burgen und Burgbezirke im mitteldeutschen Osten (Land u. Kultur). Leipzig, 1937; егоже. Die Entstehung der Landesherrschaft. Dresden, 1949, S. 210 f.).

[3] СудяподаннымФульдскогокартулярия(IX – XII вв.) (Traditiones et antiquitales Futdenses, ed. E. Dronke. Fulda, 1844, p. 115 – 125), в некоторых поместьях этого монастыря половину (а иногда более половины) крепостных и зависимых крестьян составляли славяне. Так, например, в поместье Гаген было 120 славянских семейств (§ 12), в поместье Гейзага – 60 семейств (§ 8) и т.п. См. также W. Schlesinger. Diew Entstehung der Landesherrschaft, S. 210 f.; F. Lütge. Die Agrarverfassung des früheren Mittelalters…, S. 59.

[4] См., например, диплом Оттона IIIВюрцбургской епископской церкви, — MGII. Diplomatum regum et imperatorum Germaniae, t. III, № 110: «[decimas] de partibus orientalium Francorum vel de Sclavis».

[5] См. P. Stälin. Geschiehte Würtemberus, Bd. J. Gotha, 1883, S. 132.

[6] См. дипломы: ГенрихаII, № 143 (MGII. Diplomatum…, t. III); КонрадаII, № 36 (MGII. Diplomatum…, t. IV) иГенрихаIII, № 112 (MGII. Diplomatum…, t. V).

[7] Население славянской области Хорутании (Каринтии), находившейся с IXв. в составе Германского государства, не поддавалось ассимиляции и долгое время сохраняло свою этническую самобытность.


 

Немного об обороне немецких замков

Немного об обороне немецких замков, или интересная иллюстрация из литературного источника.
Как известно, немецкие замки строились хорошо и при правильной обороне их могло защищать совсем небольшое количество людей, вплоть до одного. Буквально сегодня, читая «Собор Парижской Богоматери» Виктора Гюго, наткнулся на интересное описание штурма собора и обороны единственным человеком. Разумеется, это не весть какой источник, но, на мой взгляд, вполн интересная иллюстрация в деталях.Прошу:
«Затем король Алтынный обернулся и оглядел свою армию – свирепое сборище людей, взгляды которых сверкали почти так же, как пики. После небольшого молчания он крикнул.– Вперед, ребята! За дело, взломщики! Тридцать здоровенных плечистых молодцов, похожих на слесарей, с молотками, клещами и железными ломами на плечах выступили из рядов. Они двинулись к главному порталу собора и взошли на паперть; видно было, как они, очутившись под стрельчатым сводом, принялись взламывать двери при помощи клещей и рычагов. Бродяги повалили следом за ними, чтобы помочь им или чтобы поглядеть на них. Все одиннадцать ступеней паперти были запружены толпой.Дверь не подавалась.


( Читать дальше )

Средневековые щиты (Клуб "Хранители")

Достаточно большое количество средневековых щитов сохранилось до наших дней, поэтому мы можем изучать их, чтобы понять, каким образом они могли отражать удары, наносимые по ним на полях сражений и в единоборствах. По щитам XIII, XIV и XV веков можно сказать, как именно их делали. Изготовление любого щита подчинялось одним и тем же принципам: их делали (по сути) из клееной фанеры.

Читать дальше... 

Тканевая покрышка (клуб "Хранители") топик-ссылка

Статья об интересном элементе украшения бармицы шлемов в последней четверти XIV и в начале XV столетия.

Немного о происхождении германцев

Выдержка из пособия "История Германии" (Бонвеч Б., Галактионов Ю.В., 2008, Том 1):

Основные сведения о германском этногенезе дает античная нарративная традиция I в. до н. э. — I в. н. э. Первое упоминание о германцах — краткий фрагмент философа Посидония из Массилии (ок. 135-50 гг. до н. э.). Сравнивая пищу кельтов, вполне нормальную с его точки зрения, Посидоний отмечает: «Германцы употребляют в пищу жареное ломтями мясо и при этом пьют молоко и неразбавленное вино». Хотя никаких сведений о локализации германцев Посидоний не приводит, специалисты считают, что он описывал какое-то южногалльское (кельтское) племя. Страбон (ок. 64 г. до н. э. — ок. 20 г. н. э.), активно использовавший данные Посидония в своей «Географии», указывает, что на востоке, за Рейном, живут германцы, отличающиеся от кельтов не столько нравом и образом жизни, сколько большей дикостью, высоким ростом, более светлым цветом волос. Поэтому, замечает античный географ, римляне назвали их «германцами», как бы желая указать, что это «истинные» галлы. Ведь слово germani на языке римлян означает «подлинные».
 
Цезарь, современник Страбона, был первым из античных авторов, который настаивал на полном отличии кельтов (галлов) от германцев.
Однако Цезарь не привел никаких сведений о германском этногенезе. Географически для Цезаря Германия — это зарейнская область, на которой проживали 16 известных ему племен. Полководец приводит даже иерархию германского племенного мира, во главе которой он расположил свевов — самый многочисленный и могущественный этнос Германии. Первую в античной этногеографии классификацию, не зависящую от мифологии германских племен, дал Плиний Старший (23-79 гг. н. э.): 1) вандилии, частью состоящие из бургундионов, варинов, харинов, гутонов; 2) ингвеоны (кимвры, тевтоны, хавки); 3) иствеоны (сикамбры), ближе всех живущие к Рейну; 4) гермионы, проживающие внутри страны (свевы, гермундуры, хатты, херуски); 5) певкины и бастарны, граничащие с даками. Вне его классификации остались уже давно известные римлянам проживающие на территории провинции Белгика неметы, трибоны, вангионы, ряд племен устья Рейна (батавы, фризы и т.д.), убии, на земле которых римляне возведи один из важнейших центров рейнского левобережья — Colonia Agrippinesis (современный Кёльн).
 
Наиболее полно историко-этнографическую линию продолжил Тацит, посвятивший этой теме специальное сочинение «О происхождении и местожительстве германцев» (98 г.). Тацит первым точно очерчивает современное ему территориальное пространство Германии: к северу — от Рейна и Дуная до берегов Балтийского и Северного морей, на восток — от устья Рейна до Карпат. На основании древнегерманского фольклора он приводит германскую этногонию: Земля (Тегга) — Туистон (Tuisto) — Манн (Mannus). От трех сыновей Манна произошли три группы: ингевоны (Ingaevones), обитающие на севере; герминоны (Herminones), живущие внутри страны; истевоны (Istaevones) — все остальные. Согласно более древним преданиям, у Туистона было больше сыновей, давших начало племенам марсов, гамбривиев, свевов, вандилов. Тацитом делается однозначный вывод: «Германцы являются коренными жителями, совсем не смешанными с другими народами». Опираясь на эмпирический опыт прочих своих современников, Тацит объясняет антропологическую чистоту германцев отсутствием смешанных браков с соседними народами. В отличие от Страбона, Тацит утверждает, что совсем недавно возникший этноним «германцы» кельтского, а не римского происхождения: так галлы назвали пришельцев из-за Рейна, племя тунгров. Из страха перед завоевателями галлы впредь стали именовать германцами все зарейнское население, которое приняло это имя.

Начиная с Цезаря, этноним «германцы» прочно входит в терминологический оборот античной историографии, географии и этнографии. Античные авторы отмечали общие для всех германцев этнические черты: свободолюбие, свирепые нравы, светлые волосы и голубые глаза, легкость в смене места жительства, постоянные войны с соседями, перемежающиеся союзами с изъявлением покорности более сильным. Германцы стали рассматриваться в качестве такого же целого, как и греки, кельты, римляне. Речь идет, однако, о единстве скорее политическом, чем об этническом, поскольку Цезарь, Плиний, Тацит перечисляют наименования десятков отдельных племен, фиксируя отличия их обычаев и учреждений друг от друга. В надгробных надписях особого корпуса германских телохранителей императоров I в. н. э. всегда особо подчеркивается племенное происхождение гвардейца: убий, фриз или даже так: Валент, германец, батав по племени. Подобная самоидентификация позволяет говорить о том, что термин «германцы» отражает не единую этническую реальность, а восходящую к римлянам ученую и политическую конструкцию. В 59 г. до н.э. римский сенат именует главу свевско-гарудского племенного союза Ариовиста rex Germanorum даровав ему титул «правителя и друга», то есть политического союзника Рима. В I в. н.э., особенно после войн в приэльбском пространстве, не давших римлянам желаемых результатов, быть германцем становится почетно: например, треверы и нервии на галльском левобережье Рейна кичились перед соседями своим германским происхождением.

«Народы рождаются из языков, а не языки из народов», — утверждал знаменитый энциклопедист Исидор Севильский в своей «Этимологии». Согласно школе Гримма, у группы племен, обитавших на североморском и балтийском побережьях (от нижнего течения Везера до Вислы) в Ютландии, Шлезвиге, на юге Скандинавии около 500 г. до н.э. произошло «первое смещение согласных», отделившее их в языковом отношении от «вендов» (балты, славяне) и от «велшей» (кельты, римляне). Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что выделение прагерманцев из индоевропейского субстрата окончательно завершилось только к середине I тысячелетия до н. э. При этом процесс «огерманивания» продолжался еще достаточно долго, вплоть до позднего Средневековья. Пропагандируемое нацистами в 20-40-е гг. XX в. «арийское», т. е. индо-иранское происхождение немцев не более чем научный миф.